Ром

Кухня, вечер. Полчаса назад я вместе со своей подругой покрасила волосы в розовый цвет, и теперь я готова на все, что угодно, лишь бы эта ночь никогда не ушла бесследно. Родителей дома нет, поэтому после недолгих раздумий наши руки тянутся к шкафу, который пестрит разнообразными напитками, и, естественно, лишь нелегальными. Глаза бегают, как сумасшедшие, а внутри все закипает от бесконечной радости, словно пятнадцать лет моей жизни какой-то сундук был для меня закрыт и заперт, но тут замок нечаянно сорвался, и оттуда, как из рога изобилия, полилось все невиданное. Руки дрожат, не в силах справиться с нахлынувшим счастьем — наконец-то я буду взрослым!

Тут мой взгляд зацепляется за прозрачную длинную бутылку, затерявшуюся среди безобидных пачек чая и кофе, на которой чёрным по белому крупными буквами гордо написано: «ром».

Всего три буквы, но какая реакция!

Наши взгляды перекликаются, и в них виднеется огонь, в чём-то даже нездоровый и яростный, который стирает из памяти все обстоятельства нашей жизни. Больше нет ни имён, ни школы, ни родителей. Нет репетитора по математике, домашнего задания по немецкому и олимпиады, которую тебе нужно писать. Больше не гордость семьи и не надежда на будущее — и этот головокружительный алкогольный эффект достигнут даже без употребления напитка, а что будет, когда все это случится?

Ванная комната, стиральная машина. На неё мы ставим два стакана, и в воздухе проносится ощущение богатства и беспечности. Она разливает напиток по бокалам, и с каждым новым бульканьем мне все больше и больше кажется, что я — Джек Воробей, только в женской версии. Вокруг меня проносятся звуки схлестнувшихся шпаг и звереющих от пороха пушек, ядра из которых злостно уничтожают вражеский корабль. Над нами гуляют чёрные тучи, море бушует и волнуется, и я, тяжело раненная в ногу, встаю и продолжаю бой. Я —капитан команды, и неважно, что я женщина, потому что нет ничего страшнее, чем женская ярость и злость, которая заставляет меня, уже полностью искалеченную, как укушенную бегать по палубе и резать захватчиков, посмевших напасть на мою Жемчужину. Тут я приближаюсь к Чёрной Бороде и, вложив всю свою злость, толкаю его за борт, и он захлёбывается, то ли в морской воде, то ли в своих слезах, потому что быть убитым женщиной — высшее наказание для гордого и непобедимого пирата.

А на утро выходит солнце. И после злосчастной битвы, где мы потеряли своих лучших матросов, я достаю из подвала огромные ящики, и мои компаньоны как мухи налетают на старый, вечный как жизнь ром.

И он льётся по нашим щекам, по усам, заливается в горло и обволакивает его. Он успокаивает, как мамина колыбельная, и приносит невероятно тёплый вкус победы.

Но счастье не бесконечно. Я возвращаюсь в реальность, где ром — это не развлечение или удача, а прознающий тошнотворный вкус, непригодный для моего нежного рта. Я смотрю на свою подругу и понимаю, что мечты о взрослой жизни, а тем более о пиратской — смешная, иррациональная глупость, которая никогда, никогда не случится в моей жизни. Вместе с моим плевком в раковину, куда с разочарованием утекает ром, туда отправляются несбывшиеся подростковые мечты, обломавшиеся о реальность, и идеальный образ Джека Воробья, только в женской версии, который останется в моих снах, в моем воображении и в пяти частях приключенческого фильма.

9 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Тело