Остаться на вешалке

из раза в раз цепляюсь за мыслью,

заходится сердце, я хочу быть.

остаться ещё на мгновенье Алисой,

про все остальное забыть.

театр всегда начинается с вешалки,

кончится повешеньем моим.

снимаю шляпу, не тикают стрелки -

был моим, теперь стал чужим.

а в шляпе кролик, а в кролике мощь.

а в кролике жизнь. а в кролике свет.

но кролик повешен на вешалку. всё.

кроликов больше нет.

Алиса слезает с капроновым скрипом,

цепляясь сама. или я цепляю?

погасли софиты, закрылась аптека,

утро ночь вытесняет.

все должно быть хорошо. хватит киснуть и болеть, растекаться, как компот, бродить потом густеть.

тру зеркало, будто это поможет.

смеюсь в лицо, кривляюсь, ору.

но голова пустая, сволочь. может просто слишком люблю.

двери глазок - калейдоскоп широкого зрачка.

и громкий шёпот перерос в трескучий крик сверчка.

на языке должно вертеться слово,

но его так предательски нет.

пауком ползёт зелёная ветка,

красится в красный цвет.

хватит жалеть о том, что прошло.

радуйся, что оно было.

мне глухо и тошно. что тут сказать?

этот принцип создали дебилы.

я - это просто, черт возьми, я.

господи, как это бесит.

я поднимаю к небу глаза,

но мне ничего не светит.

на мне моя одежда,

и выгляжу я как я.

говорю точно так, как мне следует,

на плечах лишь моя голова.

звеняще пустая, полная.

понимаешь, это усталость и мороз моего признания

заморозили все слова.

я мечтаю оставить на вешалке

всю себя, весь график мерзкий.

может ради тебя и себя

останусь Алисой храброй,

булатной, с улыбкой детской.




6 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

андромеда сияет в небе. беги за мной в ночной тишине. ветер южный колышет деревья. где же носит тебя в темноте? дальше - страшно, иду, спотыкаясь. если ноги вдруг подведут, то, боюсь, тело здесь не на