Держи меня крепко


— Держи меня за руку крепко и никуда не отпускай, слышишь? Отпустишь — толпа сразу утащит тебя за собой, тебя потом днём со днём не сыщешь. Нам ещё нужно купить подарке твоей бабушке, чтоб она горела в аду, потому что ее миленький, сладенький сыночек, видимо, не может поднять свою попу с дивана и пойти хоть за очередной дебильной кружкой с надписью «I love you». Потом ещё будет предъявлять претензии, что она для нас и борщи, и салаты, и мандарины, а мы ей кружки с надписями «I love you». Мне с этой мерзкой женщиной в одной квартире до пришествия Христа жить, а ты говоришь…

Мимо женщины, которая держала в руках наполненные разным рождественским барахлом пакеты и закутанного ребёнка, пробежал какой-то мужик, который уже сейчас, двадцать первого декабря, во всю праздновал и Новый год, и Рождество разом, звеня бутылками из-под водки «Золотая Русь». Ребёнок споткнулся, упал и заверещал, на секунду потеряв мать из виду.

— Я же тебе сказала держаться крепко! Ты что, бананы в уши вставил? Смотри на мать, когда она с тобой разговаривает! Я, между прочим, женщина, несу тут эти тяжести, грыжу в свой тридцатник заработала, а мужики, вон, бухают непробудно. Вот и ты у меня таким же будешь, всю жизнь жалела, что не девочка родилась, что некому будет косы по утрам плести и секреты женские рассказывать. Один от тебя толк — бабки тратить не надо. Купил восемь синих рубашек, вот и носишь, не рыпаешься. Держи меня крепко, а то потом таким же станешь уродом, как этот мужик.

Женщина показала пальцем на мужчину, который медленно и тихо облокотился на прилавок с колбасными изделиями и запел: «Новый год к нам мчится, скоро все случится». Продавщицы около минуты пытались угрожать, что вызовут полицию, но потом сдались и протянули маленький ломтик ветчины — чтобы было чем закусывать. Мальчик смотрел на свою маму горькими, разочарованными глазами и обнимал ее испачканную в грязи ногу, чтобы та хоть немного улыбнулась, но она все продолжала свою речь, пробираясь сквозь толпу разгоряченных прохожих.

— Вот я думала: выйду замуж, будет свадьба, медовый месяц, хоть годик счастливой жизни. А что получилось? Ты на нашу голову родился, денег стало не хватать, кредит взяли, а квартиру под залог. Ты счастливый, ты этого всего не знаешь, а нам к твоей бабке, чтоб ее черт побрал, пришлось в квартиру однокомнатную переехать. Понимаешь?

Она опустила свою голову и увидела, что ребёнка нет. Тут она забыла и про подарки, и про кружку с «I love you». которую ей срочно нужно было купить, и закричала на весь рынок:

— Матвей, Матвей, ты где?

Она бежала, расправив плечи и заглядывая в глаза каждого прохожего, каждый раз будто в последний. Она дергала их рукава и толкала каждого, чтобы быстрее найти своего Матвея. По пути она разроняла почти все, что уже успела купить, стёрла ноги до крови и снесла прилавок с елочными игрушками. Тут сзади ее дёрнул какой-то мужчина с до более знакомым запахом, таким новогодним и русским, и она суетливо обернулась, не вглядевшись как следует в лицо этого гражданина:

— Чего тебе надо, а?

Перед ее полыхающим лицом стоял мужчина, держащий в своих руках опустевшую «Золотую Русь», глядя на неё своим наивным и в чём-то даже детским взглядом. За его штанину испуганно держался Матвей, бившийся в истерике от страха, и рыдал, обнимая пьяницу за испачканную в грязи ногу.

— Вот ваш сын, гражданочка.

Женщина бросила оставшиеся пакеты, и треск бесполезных купленных посудин раздался по всему рынку. Она обняла его сильно-сильно, зацеловала его расстроенное лицо, зажав между своих тёплых рук, и зашептала в его ушко:

— Держи меня крепко, ладно?

9 просмотров1 комментарий

Недавние посты

Смотреть все

Тело