В зеркалах

Обновлено: 22 нояб. 2020 г.

«Наслаждайтесь уютом осенних вечеров. Создайте атмосферу тепла и спокойствия с помощью товаров ИКЕА». Стрелочки на полу заводят все дальше в просторный лабиринт стеллажей, акул и искусственных цветов. Пахнет вкусной едой, удобные кресла покрыты мягкими шкурами, и только беспозвоночный плюшевый слон почему-то смотрит очень грустно. 

ИКЕА — безупречный мир идеальных людей. Приходи в ИКЕА — почувствуй себя вонючим ущербным куском хаоса с пепельными кругами под глазами, купи себе ароматическую свечку со странным названием и закинь ее куда-нибудь себе в задницу, потому что твое жилье слишком убогое для ванильной свечки под названием «Вэльдофт».  

Зашла в отдел «Освещение», потом в детский отдел. Ее тусклые темные волосы не ловили свет белых лампочек и теплых торшеров. У нее не было детей, и плюшевые акулы ей были совершенно не нужны. Погасшие зеленые глаза смотрели куда-то вдаль, мимо счастливых лиц и мелькающих сине-желтых сумок. Она зашла в зал с зеркалами. Позолоченные, круглые, в черных массивных рамах и минималистичные, без обрамления — и из каждого на нее смотрела Рита. Она подошла ближе к зеркалу с черной рамой и стала вглядываться. 

Рита в зеркале самоуверенно смотрела на нее, вскинув густые темные брови и чуть ухмыляясь уголком рта. Прямые волосы цвета воронова крыла переливались в свете настенных софитов, как мокрая чешуя дракона. Рита из зеркала была выше, держалась свободнее и, казалось, что эта стерва могла заполучить все, что только захочет. Зеркальная Рита засмеялась, достала из кармана черного плаща толстый кожаный бумажник из которого выпали купюры. Рите было все равно. Рита продолжала смеяться, а затем достала из другого кармана сигарету и золотую зажигалку Zippo с гравировкой. Когда дым рассеялся, в зеркале никого не было. 

Медленно, словно в трансе, девушка перевела помутненный взгляд на соседнее зеркало — круглое, в плетеной рамочке. Отражение по-голливудски улыбалось, обнажая белоснежные зубы за идеальными губами. Вдруг сзади подошел высокий брюнет и с такой же унитазной улыбкой крепко обнял Риту из зеркала. Они были счастливы, подонки. На Рите красовался белый фартук с розами, а просторная и светлая столовая на фоне была обставлена новой икеевской мебелью для прекрасных беспечных людей. Зеркальная Рита плавно помахала рукой с обручальным кольцом. Страшно симпатичный муж исчез и тут же вернулся с двумя чашками мятного цвета, в которых был налит, похоже, горячий кофе со сливками. От пара зеркало запотело изнутри, и отражение пропало. 

Рита, словно остекленев, стояла перед запотевшим зеркалом. Надо отвести глаза куда-то еще, куда-то, где нет этих сраных отражений. Но отражения были повсюду. На одном из них взгляд Риты невольно остановился. В зеркале ее шею обвивали тонкие женские руки. Талию держала сильная мужская ладонь с выступающими венами. Обнаженные отражения, поглощаемые пламенем ароматических свеч, слились в одно. Отражение Риты наслаждалось каждой секундой своего существования. На гибкую спину спадали сияющие черные волосы,  идеальная талия плавно двигалась за зеркальной поверхностью. Божественная зеркальная Рита встретилась взглядом с обычной. Взгляд был пугающе притягателен, в глазах играли языки пламени. Она была чертовски хороша собой — богиня, сошедшая со страниц книги, которую обычно прячут под подушкой.  

Отражение улыбнулось и исчезло в огне. 

Завороженная Рита не могла отвести взгляд. По ребрам изнутри поползло злое опустошение, перед глазами закружились увиденные образы. Они смеялись, они хохотали ей в лицо, они издевались над ней. Они поджигали купюры и расстилались на столе из ДСП, сбрасывая с себя красивую одежду, и ей хотелось смотреть еще и еще, а из глаз осколками сыпались холодные слезы. Не смотри, не смотри. Закрой глаза, и все будет, как прежде, жизнь будет, как прежде — твои привычные однотонные дни среди советских этажерок, будешь пить безвкусный кофе, а каждую пятницу будешь бухать одна. Отвернись, это не твоя жизнь, не твой мир, ты здесь чужая. Ресницы сомкнулись и задрожали от напряжения. Прошло шесть секунд. Она медленно открыла глаза и встретилась лицом к лицу с собой — бледной, измученной, помятой, асимметричной и жалкой и совершенно лишней в икеевском мире. Кровь била в висок, дыхание участилось, она вглядывалась и вглядывалась, но видела только мизерный продукт существования с грязными, словно пыльными волосами, которые были разбросаны по худым плечам. 

Когда динамики объявили, что ИКЕА — билетик на аттракцион беспечной жизни — через три минуты закрывается, Рита резко опомнилась.

Опустошение улеглось в своей костяной клетке, занимая собой все пространство. По пути к кассе она механически захватила с собой первую попавшуюся частичку безупречности — стеклянную розовую вазу «Фёренлиг».  Такая ваза отлично подошла бы для крупных белых цветов. «Картой или наличными? Спасибо за покупку, приходите еще». Вышла на парковку. Яркие флаги с надписью «ИКЕА» чуть колыхались в холодном свете прожекторов. Темно. В темноте нет отражений. Забавно. Посмотрела на вазу. Долго. Красивая. Подошла к фонарному столбу и одним ударом разбила об него вазу. Получилась розочка. Красиво. Провела пальцем по краю. Порезалась — острый. По щеке. Тепло. Ударила в глаз. В другой глаз. Больно. Темно. Хорошо. В темноте нет отражений. 

30 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Тело