Второе пришествие

Обновлено: 22 нояб. 2020 г.


Время близилось к половине четвёртого. Небо грустными разводами укутывало близстоящие дома и клубилось над деревьями. Тротуары на Патриарших прудах стояли пустые. Между облысевших крон послышались семенящие шаги, а сразу за ними — медленные и уверенные. В Аллее появился Иисус.

Четвертого апреля несколько пар заскучавших на длительном домашнем заключении глаз внимательно следили за смельчаком Иисусом Воробьевым и Платоном — крупной немецкой овчаркой. Введенный в Москве режим самоизоляции опустошил улицы, и те немногие, что решали нарушить его, грозились попасть в кузов знаменитой российской тройки, служебной, белой, с синей полосой на боку. Иисус с Платоном чинно двигались туда и обратно вдоль гравийной дорожки, не обходя пруд кругом, чтобы держаться в радиусе 100 метров от двери подъезда.

Платон остановился, присел на задние лапы, поежившись посмотрел на хозяина.

— Может, домой? — спросил он, почесав лапой черный нос.

— Да, почему бы и нет, — Иисус пожал плечами, поправив шерстяную шапку, которая немного кололась на затылке и в области лба.

Двое развернулись и двинулись, хрустя мелкими камнями. Туман на полупустой дороге потемнел, из сгустка влаги материализовалась нервно-белая машина. Тут же двери шумно распахнулись, на землю соскочили тяжелые ботинки. Две пары.

— Гражданин, пройдемте! — над форменным воротником распахнулась желтовато-черная дыра с бледными безжизненными губами. Платон и Иисус с недоумением переглянулись. Мужчина сдвинул шапку на затылок, чтобы взглянуть тем двоим в глаза, но глаз не обнаружилось, и тот снова взглянул псу в морду.

Тяжелые шаги приблизились к гуляющим, грубые пальцы больно схватили Иисуса под локти сквозь плотную ткань черного пальто. «Позвольте…» Мужчина попытался остановить сапоги, бросая взгляды через плечо. Платон вскочил на все лапы и догнал хозяина. «Вы чего, господа, я же не нарушил ничего!» – Иисус обернулся на пса, ожидая того, что он, в свою очередь, подтвердит его слова. Платон уверенно закивал мохнатой головой. Но сапоги не слушали, совсем не по-христиански запихивая ошеломленного хозяина в багажник.

— Господа, мой пёс… — мужчина протянул освободившуюся руку, взывая к здравому смыслу.

— Рот свой закрой! — гавкнула дыра.

Платон подбежал к закрывающимся дверцам машины, выкрикнув пару раз имя хозяина. Но дверь захлопнули с концами, сапоги запрыгнули обратно в машину, она тут же сорвалась и снова скрылась в чернеющем тумане. Платон остался один посреди серой дорожки. Всё произошедшее не укладывалось в его голове. Он прошел вперед, потом вернулся обратно. Посмотрел на поверхность воды. «Да что же такое?» — спросил он вслух у себя. Подняв глаза и оглядевшись, Платон обнаружил, что любопытные глаза теперь высунулись из окон, и вылупились на него по трое, двое и четверо с корпусов блестящих смартфонов.

Платон с сожалением опустил голову и пошел к подъезду.

— Марина! — позвал он, остановившись под окнами.

— Платон? — из окна высунулась рыжая женская голова.

— А Иисус где? — она нахмурилась.

— Спустись за мной, дома расскажу, — пес недовольно топтался на месте.

— Иду, — голова исчезла и немного погодя послышался звук открывающейся двери.

16 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Тело