Вечный свет

Я тренировала суровый взгляд, смотря на собственное отражение в двери вагона метро. «Не прислоняться» было написано у меня на лбу. Сзади подошёл мужчина в сером шерстяном кепи и теперь тоже смотрел на мой суровый взгляд.

- Извините, - я обратилась к нему, - хотите валентинку? - из кармана я достала кривоватое картонное сердечко.

- А вам самое не нужна? - мужчина напрягал голос, чтобы сквозь маску и стук колёс было слышно.

- У меня много, - я улыбнулась. В кармане шуршало ещё штук пятнадцать розовых, красных, оранжевых сердечек с поздравлениями.

- Спасибо, давно валентинок не получал.

- Я тоже, - пробормотала я и вернулась к своему отражению. Теперь тренировала лучезарную улыбку.

«Библиотека имени Ленина...» - сказал диктор. На станции глазами искала зелёный берет. Нашла. И зелёный берет меня тоже нашёл.

- Света! - в воздух взметнулась рука, я откликнулась на собственное имя и поплыла сквозь толпу, - Привет! - руки у неё были тёплые, и ткань куртки приятно касалась кожи на шее.

- Привет, хочешь валентинку?

- Давай, - Надя очень красиво обрадовалась моему предложению, и я вытащила из кармана ещё одну открыточку. - Красивая. А ты чего валентинки раздаёшь? - Надя любовно убрала открыточку под пластик чехла телефона.

- Хочу дарить любовь.

- Всем? - мы двинулись в сторону выхода.

- И всем в том числе.

- Подарила бы ему валентинку, ему бы понравилась.

- Надя, блин, не упрощай, - она смотрела на меня с верхней ступени эскалатора. В таком положении раздавать приказы было неудобно.

- Я по твоему упрощаю?

- Конечно! Я дарю валентинки не чтобы ему тоже досталась, а как раз потому, что ему никакая валентинка от меня не нужна.

- По-моему, это как раз ты усложняешь, - Надя окунула нос в шарф, прячась от февральских чернил.

Высокие темные колонны. Я представила, что я такая же твёрдая, холодная, крепкая. Стою, соединяя небо с каменными ступенями. Я часть огромного целого, я всего одна колонна. Ноги коченеют.

- Свет, идёшь? - Надя, болтая, ушла вперёд метров на десять. Я пошла молча. Мысленно я была ещё колонной.

Чернила рассосались, купол храма сперва сверкнул один раз, затем засверкал.

- Нет, Надя, я не усложняю.

- Ты о чем? - ее голова резко повернулась, волосы запутались в шарфе. - А, все о том же?

- Все о том же.

- Ты просто любовь не понимаешь.

- Просто ты в неё не веришь.

- Я не верю? - От неожиданности Надя вытянула шею, но тут же втянула обратно в тепло.

- Да шучу, Надь, расслабься

- Вот Валера, наверное не верит. Или Влада. - не унималась Надя.

- Это они так только говорят, - солнце слепило, хотелось повесить пальто на памятник, оставить там.

- Наверняка.

Надя стала думать, и перестала смотреть под ноги.

- Надя, - окликнула я.

- А?

- Ты очень красивая.

- Спасибо. - она подумала ещё пару минут. Мы уже почти пришли, - Я поняла, Света.

- Да? - спросила я. - А по ее лицу, по приоткрытому рту, по тому, что ей больше не было холодно, по моей валентинка в ее руке, я поняла, что и Надя действительно теперь понимала.

- Да, - она взяла мою руку и вложила картонку в неё, - давай дома наделаем ещё. И будем вместе всех любить. Так гораздо легче.

18 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Дзынь